и еще вдогонку

Не взыщи, мои признанья грубы,
Но они подстать моей судьбе.
У меня пересыхают губы
От одной лишь мысли о тебе.

Воздаю тебе посильной данью -
Жизнью, воплощенною в мольбе,
У меня заходится дыханье
От одной лишь мысли о тебе.

Не беда, что сад мой смяли грозы,
Что живу сама с собой в борьбе,
Но глаза мне застилают слезы
От одной лишь мысли о тебе.

>И Т. С. Царьковой еще:


Вся жизнь — другому. Все стихи — тебе.
То не двуличье. И не двуязычье.
А женское — невольничье и птичье —
Петь об иной, несбывшейся судьбе.

***

Неразделенная любовь, как гроб.
Хоть складкой драпируй, хоть интеллектом,
Все выдается выпуклым уродством.

Не раз деленная любовь, как дождевой
Вертлявый червячок, что каждой мышцей
Играя, бесхребетно убеждает:
Простейшие в блаженстве проживут.
Средь одноклеточных горбатых не бывает.